То, чего не хочется вспоминать, но что многому научило

Помните жаркое лето 2010 года?

Вот тогда, на самой его макушке – в середине июля, произошел в моем ателье пожар. За день до окончания сезона, за три до назначенной даты отъезда из Питера в отпуск.

 

Я не хочу вспоминать подробности. Я вообще не хотела об этом писать. Ни о пожаре, ни о чем другом. Тема «Чему научил меня…» поначалу никак не отозвалась во мне. Я собиралась пройти мимо.

Забыла о конкурсе. Мыслями в текущих делах, мелких заботах, крупных проблемах. Все как всегда. Утром одного не прекрасного дождливого дня я вдруг переменила решение.

Я по-прежнему не хотела принимать участие в конкурсе, просто никогда их не любила. Но почему-то вспомнилось то, что не очень хотелось вспоминать, и воспоминания попросились на бумагу. Они выстроились в список, — сами. В четкий список, пункт за пунктом – чему я научилась через тот пожар.

 

Пожар научил меня благодарности Богу.

 

За то, что все живы. Здоровы. Что никто не пострадал. И даже в плане ущерба оказалось все не так ужасно.

Помню, что действительно первой трезвой мыслью было «Господи, спасибо!» Это такая очевидная мысль, казалось бы. И в обыденной жизни мы тоже часто осознаем это, и благодарим, и повторяем «Слава Богу!»

Но настолько остро это состояние я пережила тогда впервые. Побывав на краю, почти заглянув в обрыв, сильно радуешься почве под ногами.

 

Пожар научил меня не впадать в отчаяние.

 

«Это конец!» — твердила я в первые минуты, пока пожарные еще тушили огонь. «Это не конец, это просто означает, что теперь будет еще больше работы», — спокойно ответил мне клиент, интеллигентный мужчина под 60, с проседью и прямой осанкой.

У нас была назначена встреча, он хотел чехол для телефона, из мягкой черной кожи. Встреча состоялась во дворе здания, возле пожарной машины. Он мог уйти, но вместо этого все же сделал заказ. Прямо там.

Боюсь, я не слишком хорошо справилась тогда с такой небольшой и несложной работой. Кажется, он понимал, на что идет, — я была мало вменяема на тот момент. Он видел меня впервые. Не помню, откуда взялся, кто ему меня порекомендовал. И все же почему-то он не ушел. Он не только сказал, что это не конец. Он сделал больше — он заставил меня понять, что это не конец. Спасибо ему за это!

 

Пожар научил меня не судить о людях поверхностно.

 

Вообще не надо судить, в идеале. Я не идеальна, и удержаться не могу.

Но пожар преподнес мне такие сюрпризы, что теперь я знаю – конкретного человека никогда не узнаешь по-настоящему. Пока не случится что-то, что проявит его, как лакмусовая бумажка. И то – в определенном аспекте, в определенном состоянии, времени. Человек вообще – интереснее, сложнее. И лучше, чем представляется.

Расскажу две истории к той, что уже прозвучала в предыдущем пункте.

История первая. Прежде я отдала на реализацию три изделия знакомой девочке в Москву. И так случилось, что ее в те же дни обокрали. Еще не зная о моем происшествии, она позвонила, рассказала о своей беде и заверила меня, что деньги за вещи выплатит, но попозже, поскольку всем сразу (я же не одна разместила у нее изделия) не сможет. Мне деньги были нужны, но та сумма совсем не делала погоды, и потому я с легким сердцем согласилась. Пусть отдаст, когда сможет. Без задней мысли рассказала о пожаре, она бы все равно скоро узнала – меховой мир тесный. Она тут же переменила решение, сказала, что выплатит мне первой. Уже через несколько дней она прислала мне деньги. Ира, спасибо!

История вторая. После отпуска к нам должна была придти на работу еще одна швея. Мы немного работали с ней до отпуска, остались друг другом довольны, и договорились о трудоустройстве на осень. После пожара я позвонила этой женщине и сказала, что теперь вынуждена отказаться от приема на работу новых людей. Она уже слышала о пожаре, выразила сочувствие и спросила, что с вещами, которые сшила. Они сгорели. Я собиралась шить их заново. Тогда она вызвалась сшить их еще раз – бесплатно! Я не помню, заплатила ли я ей в итоге. Вряд ли я нагло воспользовалась ее предложением, но возможно, что заплатила по минимуму. Я, честно, не помню. Но эта ее готовность помочь малознакомому человеку меня по-хорошему потрясла. Спасибо ей!

Были еще, кто звонил и предлагал помощь, моральную поддержку. Были те, кто, узнав о пожаре, звонили и настойчиво требовали вернуть их деньги. Это я о поставщиках сейчас. Среди них были и те, кто соглашался на отсрочку. Порой мои ожидания не совпадали с действительностью – в обе стороны.

Была и еще история. Пережив пожар вместе, мы рассорились с моей коллегой и подругой. Но спустя время помирились, простили все обидное, что наговорили в том состоянии. Верный друг – он верный.

Как сказано в одной немудреной, но любимой мною книге «Если уж поверил человеку, не спеши менять свое мнение о нем». Геля, спасибо!

Повторюсь, было много сюрпризов.

 

Пожар научил меня индивидуальному подходу к клиенту.

 

Затертый штамп обрел плоть.

Клиенток, чьи вещи сгорели или были испорчены, было семеро. У двух из них не по одной вещи. Мне пришлось проявлять чудеса этого самого индивидуального подхода, и для каждого случая подбирать варианты компенсации. Так, чтобы и клиентку успокоить, и самой минимизировать потери.

Хорошо, когда у меня или у поставщика были те же материалы, и мы просто шили вещь заново. Но иногда такого же материала не было. А хуже всего было то, что среди сгоревших вещей было два изделия в ремонте – изначально не моих. Переговоры по этим проблемам были самые сложные, но и удовлетворение от их решения самым большим. Спасибо моим клиенткам – надо отдать им должное, все они проявили понимание, сочувствие, терпеливо ждали, пока мы все исправим.

 

Пожар научил меня рисковать.

 

Расскажу опять историю. В начале сентября у меня всего бюджета осталось последние 10 000 руб. И несколько сотен «долга», точнее, «дыр», требующих срочного закрытия. Куда пристраивать эти гроши, было не понятно.

А за полгода до пожара я сделала сайт. К лету мы только-только отладили все, и он начал работать. Я очень рассчитывала на него в сезон. Вот и понесла последние деньги сеошникам. Не долги закрывать, а оплачивать продвижение.

Теперь я знаю, это было правильно. Но тогда было страшно. В итоге сайт спас меня, звонков было много, заказов тоже. В основном, недорогих — ремонты, перекрои. Но благодаря притоку новых клиентов, я выбралась из той ямы довольно быстро. Просто пришлось много работать. Еще больше, как сказал мне в день пожара тот мудрый дядечка.

 

Пожар научил меня тому, что так нельзя.

 

Нельзя наплевательски относиться к своему здоровью.

Первые полгода после пожара я практически жила…нет, не на работе. Работы в понимании офис-производство не было. Я жила в машине, в разъездах между клиентами, надомными работниками, поставщиками и магазинами.

Я работала без выходных, до поздней ночи. Я жила в непреходящем нервном напряжении. И через полгода я слегла. Тоже на полгода. Были серьезные проблемы со здоровьем, депрессия, бессонница. Маятник откачнулся, и меня накрыло, как только кончился адреналин от стресса. Теперь я знаю – так нельзя.

 

Пожар научил меня, что так нельзя.

 

Нельзя так жить, как я жила до пожара.

Я не стану вдаваться в подробную расшифровку своей мысли. Это личное. Просто хочу сказать, что это был для меня самый главный урок. Осознание того, что все, что с нами происходит – происходит не просто так. Что случайностей не бывает.

Что ко всему правильно относиться можно только через вопрос «Для чего это случилось со мной?» Не «почему», не «за что».  А «для чего?»

 

И напоследок хотела сказать вот что.

В те месяцы после пожара я часто слышала от знакомых фразу «Все, что нас не убивает, делает нас сильнее». Вот честно, не знаю, откуда это, чья-то цитата…  Спасибо всем, кто хотел поддержать.

Но мне эта фраза очень быстро до тошноты надоела. Она казалась лишенной смысла, плоской, банальной. Я не чувствовала, что становлюсь сильнее. Я вообще не согласна. Может получиться ведь и так, что человека не убьет, но сломает. Разве нет, разве такое не случается?

Но была еще одна фраза. Тоже порядком заезженная. Однако она придала сил, помогла не пасовать и идти вперед. Не знаю, может, все дело в том, кто говорит и как…

В тот поздний вечер, когда позади были и первый шок, и первая суета по ликвидации последствий, — мы допоздна перевозили уцелевшие вещи из открытого помещения к коллеге. Дима, спасибо!

Так вот, в тот вечер уже дома папа сказал мне: «Оля, держи удар!» И я держала.

 

Теперь я знаю, что значит «держать удар». И знаю, что я могу его держать, если вдруг понадобиться. Этому меня научил пожар.

 

Статья написана в рамках конкурса  «Чему меня научил…» Елены Аникушиной.

Поделиться